Елена (personal_right) wrote,
Елена
personal_right

Category:

Вселенная 25 - а нужен ли нам такой рай?

Я об этом эксперименте узнала в выходные , спустя более 40 лет. Но, как известно, иногда информация доходит до нас в нужное время, твое время. Мечтаете об идеальной жизни?
Думали к чему она (идеальная жизнь) может привести? Ниже ответ.

Человек очень ценит свое жизненное пространство и свой комфорт. Наша цивилизация в целом идет верным курсом и вскоре даже сможет победить голод. А вот проблема перенаселения без выхода в космос и регулирования уровня рождаемости, кажется, никак не решается.

Идея проверить, что станет с обществом социальных животных (к которым относится, в том числе, и человек) в идеальных условиях на ограниченной территории, принадлежит американскому этологу Джону Б. Калхуну. Этология – зоологическая дисциплина, которая изучает поведенческие стратегии животных в естественной и искусственной среде обитания. На протяжении всей своей научной карьеры, то есть более 60 лет, Калхун наблюдал за жизнью и поведением лабораторных крыс и мышей, помещенных в различные условия. В 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья США он провел эксперимент под названием «Вселенная 25».

Большинство экспериментов такого типа направлены, конечно же, на выявление закономерностей в поведении социальных животных. И то, что они проводились на лабораторных грызунах, совсем не означает, что ученым были интересны именно мыши. Безусловно, в ходе эксперимента моделировалось человеческое будущее в райских условиях достатка и тесноты. Как же повели себя мыши во «Вселенной 25»?

Райская жизнь

«Райская клетка» для мышей представляла собой огромный бак 2 на 2 м и высотой стенок в 1,5 м. Внутри резервуара постоянно поддерживалась комфортная температура +20 С. В центре бака была устроена «площадь», которую устилал мягкий покров древесных опилок. Там же был организован бесперебойный водопой и, словно фонари, стояли регулярно наполняемые едой кормушки. На стенках бака находились многочисленные гнезда для мышей, и от каждого тянулись вертикальные и горизонтальные ходы для прогулок.
Бак поместили в одной из лабораторий Национального института – просторной, сухой и светлой. Там мышам не угрожали никакие естественные хищники. Строгий карантин и регулярные ветеринарные осмотры подопытных гарантировали защиту от болезней и вирусов. Клетка очищалась каждую неделю, так что утонуть в мусоре мышам тоже не грозило. Единственным ограничением, которое Калхун наложил на райскую колонию, были непреодолимые границы рая. Мыши не имели никакой возможности самостоятельно выбраться из своей утопии – бак было невозможно прогрызть, а конструкция стенок не позволяла перелезть через борта.

Райская клетка была сконструирована таким образом, что одновременно питаться и пить воду могли 9500 мышей, а нехватка норок и укромных мест для гнездования стала бы ощутимой после преодоления порога популяции в 3900 особей. Казалось бы – плодитесь и размножайтесь, мыши! Однако максимальная численность колонии не превысила 2200 особей… Эксперимент стартовал в 1972 году и длился почти пять лет. По его итогам Калхун выделил четыре фазы протекания опыта.
Фаза А. Освоение рая

В первый день эксперимента в искусственно созданный рай были помещены 4 пары молодых лабораторных мышей. Это были породистые, сильные и здоровые особи. Они быстро освоили огромное пространство, разведали кормушки и поилки. Выбрали себе уютные норки и устроили там гнезда.

Следует отметить, что средняя продолжительность жизни мышей в неволе при благоприятных обстоятельствах достигает 2–3 лет. Мыши чрезвычайно плодовиты, а в таких тепличных условиях ученые ожидали настоящего демографического взрыва. Так и произошло – уже спустя 104 дня у колонизаторов появилось первое потомство. Этим закончилась первая и самая короткая фаза эксперимента.

Фаза B. Золотой век

Освоившись в раю, мыши стали очень активно плодиться. Наличие бесперебойной ресурсной базы позволило популяции удваивать свою численность каждые 55 дней. Мыши вели себя активно и естественно: заботились о потомстве, заставляли уважать свою территорию, завоевывали самок и так далее. Установилась стабильная и предсказуемая система социальных ролей и взаимодействий. Численность популяции перевалила за шесть сотен особей.

Поистине, это был золотой век, та самая мышиная утопия, в которой всем хватало еды и места для жизни... После 315-го дня темпы роста колонии замедлились в три раза. Теперь молодняк рождался каждые 145 дней. Это был закат золотого века и переход в следующую фазу.

Фаза С. Кризис колонии

Как мы помним, райская клетка была рассчитана, по меньшей мере, на 3900 особей. Конечно, 4 пары мышей ощущают себя намного свободней, чем 300 на одном и том же пространстве, но нельзя сказать, что к фазе С в баке появилась проблема перенаселения. Просто сузилось свободное пространство для каждой отдельной особи.

Но вместе с этим стали появляться признаки изменения поведения в прежде сплоченном и нормальном мышином обществе. Из-за недостатка свободных социальных ниш появилась каста «отверженных» мышей. Она состояла главным образом из подрастающего поколения, не нашедшего себе места в построенном обществе. Они грудились в центре бака и боялись взрослых сородичей. Те, в свою, очередь, часто и беспричинно нападали на «отверженных». Символами принадлежности к этой группе стали искусанные хвосты и красные пятна крови на белой шерсти.

Самки мышей становились все более нервозными и уходили жить в одиночестве в самые верхние гнезда. Пожалуй, только у них остался инстинкт защиты своего гнезда, так как самцы, желающие спаривания, получали агрессивный отпор при попытке проникновения в норку. Но с естественной смертью старшего поколения, молодняк не стремился занять освободившиеся социальные ниши. Общество мышей стало на путь регресса и деградации

Поведенческая раковина

В ходе своего эксперимента Джон Калхун описал социальный феномен, при котором поведение особей начинает сильно отклоняться от сложившихся социальных норм в условиях ограниченного пространства. У мышей пропало желание взаимодействовать с себе подобными и принимать участие в социальной жизни колонии. Они сосредоточились на собственных простейших потребностях – еде и сне, отказавшись даже размножаться. Кроме того, вместе с нарушением сложившихся норм, в таком обществе сильно повышалась агрессия. Антисоциальное поведение животных характеризовалось, с одной стороны, отказом борьбы с каким-бы то ни было обидчиком, а с другой стороны – жестокими нападками на более слабых или пассивных сородичей, в том числе на собственное потомство.

Это явление получило название «поведенческая раковина». В обществе, где каждая отдельная особь попадает в такой поведенческий водоворот и не пытается оттуда выбраться, смертность молодого поколения стремительно растет. Вместе с отказом от размножения, эта ситуация напрямую угрожает всему социуму. Поведенческая раковина распространяется в социальных группах как эпидемия.

Фаза D

Буквенное обозначение последней фазы существования колонии мышей символически совпало с первой буквой английского слова Death. Мыши, которые попали в поведенческую раковину, получили прозвище «красавчики». Время, свободное от еды и сна, они проводили в одиночестве, до блеска вылизывая свою шерсть. Отказ от выполнения базовых социально-половых ролей затронул как самцов, так и самок. Последние отказывались спариваться с пассивными самцами, а при рождении потомства вымещали свою агрессию на новорожденных мышатах.

Рост популяции замедлился… А вскоре стал неуклонно падать. Когда «красавчики» завоевали численное преимущество, колония мышей оказалась обречена. Поведение подопытных изменилось кардинальным образом. Даже в условиях неограниченного количества пищи в баке процветал каннибализм. С повышением нервозности самок и пассивностью самцов стали наблюдаться случаи гомосексуальных связей. Смертность среди молодняка вскоре достигла 100%. Не желающие размножаться мыши просто переживали свой репродуктивный возраст, а потом доживали старость за тремя занятиями – едой, сном и чисткой меха.

Необратимые последствия

Джон Калхун попробовал вылечить нескольких особей переменой обстановки. Он взял из райской клетки несколько самок-одиночек и самцов-красавчиков и поместил их в незнакомый и просторный вольер. Условия там были такие же тепличные, как и в первоначальном варианте: комфортная температура, обилие еды и воды, отсутствие хищников и болезней. А самое главное – в новой клетке было много свободного места, то есть была устранена возникшая в предыдущем варианте угроза перенаселения. Фактически, Калхун запустил эксперимент мышиной утопии заново, только первые 4 пары для основания новой колонии он выбрал из старой клетки.

Но сколько ни ждали ученые, мыши своего поведения не поменяли. Безусловно, им было интересно осваивать новую обширную территорию, исследовать расположение кормушек и причудливые туннели для лазанья, но возвращаться к нормальному социальному взаимодействию они отказывались. Переселенцы по-прежнему жили обособленно и конфликтовали друг с другом без поводов. Ни одна самка не забеременела и, к сожалению ученых, все переселенцы умерли от старости. В это время последняя мышь из основной колонии доживала свои последние дни в пустом и изобильном мышином раю, который стал адом. На 1780-й день с момента заселения бака она умерла. С ее смертью закончился эксперимент «Вселенная 25».

Гипотеза двух смертей

В религии можно встретить упоминание о двух видах человеческой смерти. Причем сначала наступает физическая, когда душа отделяется от тела. А вторая – духовная – смерть ожидает неправедных людей, тех, кто не заслужил вечной жизни. Джон Калхун, опираясь на данные своего эксперимента, предложил поменять местами эти две смерти. Он утверждал, что первой наступает именно «смерть духа». Мыши, которые замыкались на своих простейших потребностях, которые не могли оказать сопротивление агрессору и защитить свою территорию, психологически ломались. В условиях утраты социальных ориентиров и отказа от, казалось бы, запрограммированного природой инстинкта размножения, мыши оказывались обречены.

Смерть духа логично вытекает из феномена поведенческой ловушки. Прежде активное и целеустремленное существо, замкнувшись на удовлетворении самых простых потребностей, в условиях избытка кормовой базы начинает деградировать. Переизбыток населения на ограниченной территории приводит к тому, что сначала теряли интерес к общественной жизни «отверженные» мыши, а потом их поведение передавалось окружающим. После «гибели духа» физической смерти остается подождать совсем немного, чтобы прийти и взять свое.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод о том, что оптимальные условия для жизни социальных животных должны обеспечивать не столько обилие пищевой и ресурсной базы, сколько достаточное жизненное пространство. В противном случае – в условиях скученности и изобилия – включается механизм двух смертей: сначала происходит раскачивание поведенческих норм и замыкание в раковину, а после – гибель особи и общества.

Борьба – это жизнь

Жизнь есть страдание, утверждал в V веке до н.э. Будда Шакьямуни. Спустя 25 столетий Джон Калхун перефразировал его слова: жизнь есть борьба. Любое живое существо создано природой для того, чтобы бороться за свое существование. И человек в значительной степени ориентирован на преодоление трудностей. Ему на роду написано постоянно испытывать стресс, давление и напряжение. Это такая же естественная среда для людей, как вода для рыб.

Ps всякий раз сталкиваясь с маленькими и большими проблемами, нужно помнить, что в "идеальных" условиях лучше не будет!
Tags: Наука
Subscribe

Buy for 10 tokens
Обычные люди разных профессий интервью. Новый канал на Ютуб. Буду благодарна новым подписчикам!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments