September 4th, 2015

Чужой среди своих PS : (Рассказ)

Прошло два года. На прием к психологу пришла Та Женщина!
Женщина – Ж, Психолог – П

Женщина вошла уверенным шагом, взгляд живой пронзающий, смотрит прямо в глаза, волосы небрежно уложены, слегка стоптан левый туфель, явно легкое искривление позвоночника.Села раскинулась на диване.

П – Добрый день, Вы сразу заявили, что придете только на один прием, так почему?
Ж – У меня очень мало времени, мои дни расписаны по минутам на долгие месяцы вперед, да и потом я все и так знаю. (улыбается)
П – Смелое заявление, так чем я могу Вам помочь?
Ж – У Вас был однажды некий (называет имя)
Доктор кивнул, но не ответил, он сразу понял, и того пациента не забыл, понимая, что по сути помог ему осознать безнадежность своего положения, но не помог из него выйти. Но, что он мог без желания и курильщик, бросить курить ни с какой методикой не смог бы.
П – Предположим….Что вы хотите от меня?
Ж – Я хочу выразиться, высказаться тому, кто знает о нас с ним. Потому что мне тяжело ходить с этим на душе, как будто камни таскаю. Я же могу просто высказаться?
П – Если вам от этого станет легче и камни исчезнут, то пожалуйста. Вам больно?
Ж – Я стараюсь смириться, но это очень сложно. Я Не видела его два года, долгие одинокие два года.
П – У вас нет отношений?
Ж – У меня есть сын, от него. Отношений нет, не могу никого к себе подпустить, просто не могу.
П (вздыхает тяжело) – Он знает?
Ж – Теперь да! Понимаете, я не за тем пришла, чтоб все по сто раз прокручивать. Он выбрал семью, потому что там две девочки, потому что там родители, потому что там деньги, это и так все понятно. Я хочу рассказать Вам свою мечту, как будто я ее выскажу и как будто проживу ее. Потому что она мешает мне жить, мне тоскливо и одиноко. И все время хочется к нему, все время, я так устала от этого. И не то чтобы мне не чем заняться, повторяю, мои дни расписаны по часам и минутам, я много работаю, воспитываю детей и еще веду несколько проектов, которые через три года обязательно запущу и сделаю что-то с этим, но не смотря на всю свою загруженность, я не перестаю о нем думать.
П – Любите?
Ж – А вы доктор знаете, что такое любовь?
П – Я знаю. Потому что люблю и любим, мне повезло.
Ж – И правда, Вам повезло. (вздыхает, глаза опускает, но держится и не плачет)
П – Можете плакать, вам станет легче.
Ж – Я выплакала все слезы, не сейчас. Я все думаю о том, любит ли она его? Любит ли она его? Любит ли так, чтоб ему было хорошо, чтоб он был счастливый и радовался жизни, понимает ли она вообще кто он на самом деле? Делает ли она так, чтоб он больше никогда не уходил и не калечил чужие сердца? Потом понимаю, что это бессмысленно, в душу к другому человеку не залезешь. Я не желала ей зла, никогда. Просто я не могу понять, почему молодые красивые люди выбирая друг друга остаются такими холодными рядом, почему у них не было огня, того самого, что греет всю жизнь и от него не отойти, потому что в другом месте его не найдешь. Ведь им было не по 50 лет, они были и остаются совсем молодыми.
П – Вы старше? По Вам не скажешь.
Ж – Спасибо! И все-таки вернусь к тому, что я хотела высказать. Мою мечту, мою утопию, которую я выскажу и оставлю в вашем кабинете, и выйду из него, наполненной счастьем и покоем, как будто я прожила эту жизнь.
П – Ваше право, хорошая идея.
Ж – Представим. Она однажды подошла к нему и сказала, что любит очень хорошего человека, такого хорошего, да пусть он даже его знает, того, кто никогда не обидит ее и не обидит их девочек, которых он будет видеть когда захочет и сколько захочет. И он скажет ей правду, что у него была когда-то я, была и что у нас есть сын, и что он будет очень рад, если все наши дети смогут когда ни будь подружиться. И все друг друга простят, всем станет легче, потому что когда людям нечего скрывать им легче жить. И мы начнем узнавать друг друга, привыкать, он с сыном начнут друг друга узнавать и привыкать, но это будет такое счастливое привыкание. Сначала они будут сидеть рядом и смотреть друг на друга. Потом они обнимутся. (плачет) И мы сможем хоть немного погреться у нашего огня, который то пылал, то почти гас, то снова пылал. И может быть, через сколько то лет, нам бы захотелось попробовать пожить вместе. Он все все оставит ей, все все, что у него есть, потому что он сможет заработать, а она нет. И нас все поймут. Все примут. И мы будем жить каждый своей жизнью, и нашей общей, и жизнью наших детей, и наших общих, и все все будут счастливы. Насколько это возможно. Мы проедем сотню стран, мы будем хорошими детьми и родителями, мы будем верными друзьями, мы будем любовниками друг другу. Потом дети вырастут, родятся внуки, много внуков.
П – Почему вы замолчали?
Ж – Ну разве это плохая мечта доктор?
П – Нет. Мечтать можно о чем угодно и когда хочется. Так что же дальше?
Ж – А дальше доктор я умерла, раньше, ведь я старше. И вот сейчас я уйду из вашего кабинета и стану легкой, как буд-то заново родилась (плачет уже градом)
П (ком в горле)
Ж – Так ведь может быть? Так ведь бывает?
П – Я не волшебник, но пусть будет так. (Про себя, потому что так как ты мечтаешь не будет никогда)
Женщина вытерла слезы платком, расправила плечи, встала и таким же твердым уверенным шагом пошла к выходу.
П – Я желаю Вам счастья… (успел сказать ей в след)

(Посвящается Сергею Луговых - папе моего младшего сына)
Buy for 10 tokens
Обычные люди разных профессий интервью. Новый канал на Ютуб. Буду благодарна новым подписчикам!