July 2nd, 2015

Червяки и пенки (серия детский сад)

В то утро мама нарядила меня в теплые колготки, желтое платьице и красивые красные резиновые сапоги с двойной подошвой, заплела небрежно косу и повела в детский сад. Знаю точно, не было таких сапожек ни у кого в моей группе, потому что папа привез их из Москвы. Мы жили в комнате на двадцать квадратных метров, впятером – папа, мама, старшая сестра, младший брат и я. В 1987 году осень была очень дождливая и как мне помнится холодная. В нашей комнате же в коммунальной квартире было достаточно тепло, потому выходить на улицу не хотелось. Мама вела меня за руку, я прижималась к ней и закрывала глаза, очень любила идти в слепую, по ощущениям, прислушиваясь к хлюпанью луж под моими сапожками.
В садике мама как всегда сказала:
– Веди себя хорошо!
Я каждый раз сама решала для себя, что это значит хорошо?!
В основном я была погружена в свои собственные детские мысли или пыталась добиться равенства, иметь право играть в войнушки с мальчиками. Мечтала и добивалась, правда меня брали только на роль медсестры или повара. И то и другое было унизительно, но я соглашалась лишь бы быть в гуще событий. Другие девочки смотрели на меня с недоумением, вот же куклы, вот мозаика, чего возиться с этими глупыми мальчишками, когда можно заплетать друг другу косы или лепить куличики, играя в магазин. НО это все казалось мне безмерно скучным и бесполезным. Толи дело война! Командир! Солдаты и тайные враги! Почему они в итоге меня брали, потому что я с неподдельным интересом расспрашивала их о том, как все будет происходить, и восхищенно хлопала черными ресницами.
«Дайте оружие, дайте пострелять» – мечтала я, но в итоге резала ленты на бинты или стряпала из песка пирог, чтоб их накормить, после битвы.
Мы кажется уже неделю не гуляли, но в этот день дождь вдруг прекратился. После полдника нас собирались вывести на прогулку, всех, кроме меня. Я сидела за обеденным столом с отвращением глядя в свою кружку с кипяченым молоком. Меня тошнило. Там плавали пенки. Воспитатель в очередной раз подошла ко мне и сказала:
– Все пойдут, а ты так и будешь сидеть здесь, пока не выпьешь молоко!
Я конечно ответила:
– Ну и что, все равно пить не буду!
Они ушли, у меня наворачивались слезы, потому что выпить это я не могла. Через полчаса воспитатель вернулась в группу, уже более злая, схватила с тарелки печенье и поломала его в молоко и еще раз повторила:
– Или пьешь это, или никогда больше не пойдешь гулять с другими детьми!
Потом она все это перемешала и ушла. Теперь пойло походило на рвоту. Я ненавидела всех детей, за то, что они смогли выпить, а я нет. Именно и только за это.
«Противно было всем, так почему вы об этом не сказали?» - думала я.
Тут обида накатила комом, я разрыдалась. Нянечка зашла в комнату, села передо мной на корточки и задала простой вопрос:
– Не можешь?
Я не могла ответить, плакала, просто помотала головой. Тогда она взяла мою кружку, взяла меня за руку, мы подошли к раковине, она вылила молоко, помыла кружку, помогла мне одеться, довела до других детей и сказала воспитателю, что я все выпила.
«Откуда она знала, что я не сдам ее?» - подумала я.
Время было упущено, все уже занимались, кто чем. Мальчики ковырялись в мокрой земле, а девочки бегали по веранде, по-моему бессмысленно. Ковыряться в земле мне не хотелось, там же червяки, которых я безумно боялась. И я пошла на веранду, вышагивала важно, сапоги то новые, классные, каких ни у кого нет. В этот момент одна девочка закричала:
– Паук!
Все побежали на улицу мимо парней, визжа от страха, видимо это мальчиков и раззадорило. Самый активный (вечный командир )скомандовал:
– Кидай в них.
Мы бежали, мимо них, а на наши головы летели червяки, много червяков. Вот, что они искали в земле.
Что было! Истерика. Кто-то ринулся к воспитателю, кто-то в корпус, я встала как вкопанная, потому что четко ощущала, в распущенных от бега волосах, что-то шевелится.
Это было ужасно. Но холод по спине, выброс видимо адреналина, заставил меня думать.
«Червяки едят землю. Они не едят людей. Так мама говорила. Червяки полезные. Не надо их бояться» – это маленькая доля тех мыслей, что пролетели за секунду в моей маленькой пятелетней голове.
Все застыло. Как в кино. Смех мальчиков. Злое лицо воспитателя. Плачь кого-то из девочек. И вот моя рука поднимается к волосам, я нащупываю мокрое скользкое тонкое тело червя, выпутываю его второй рукой и спокойно кидаю прямо в лицо одному из обидчиков, спокойно иду в корпус.
Это очень яркое детское воспоминание о пенке и червях. Ничего особенного, за исключением того, что червей я больше не боюсь, а вот пенку терпеть не могу до сих пор.
Buy for 10 tokens
Обычные люди разных профессий интервью. Новый канал на Ютуб. Буду благодарна новым подписчикам!

Рыжий (серия детский сад)

Всегда любила рыжих. Будучи маленькой девочкой, страшно завидовала им, что изначально им ничего не надо делать, чтоб выделиться. И совершенно не понимала, почему они расстраиваются, что их дразнят. Сейчас понимаю, а тогда так и хотелось залезть в их шкуру и с кем ни будь поспорить. Рыжий, не помню точно, кажется Женя, был мальчиком сильным, поэтому дразнили его за спиной. Правильно, никому не хотелось получить в глаз. Я считала его личностью необыкновенной, загадочной, потому что он не принадлежал ни к одному лагерю. Ходил он всегда сам по себе и никого не трогал, ни к кому не навязывался в друзья, за что завоевал мое глубокое шестилетнее уважение.
Это было лето. Было жарко. Играть не хотелось. Я все время ошивалась, у забора, заглядывая в большой мир, наблюдала за прохожими, смотрела на птиц, что-то бубнила себе под нос. Мимо шла соседка с дочкой, и у нее в руках было что-то совершенно непонятное, длинное желтое и она это ела. Увидев меня девочка вырвалась из рук матери, подбежала и хвастливо заявила:
– Это банан!
Я поморщилась и подумала – «ну какой же это банан, бананы малюсенькие сморщенные коричневые, такие папа привозил все время нам»
– Врешь! – ответила я.
Ей ничего не оставалось, как фыркнуть и пойти дальше с мамой. Я же скуксилась, размышляя над тем кто меня обманывал, папа или она. Позже родителям пришлось объяснить, конечно, что бананы в пачках сушенные, а так-то да они вот такие. И мне было стыдно. Советское время)))
Но до этого, мне пришлось-таки отойти от забора, и я направилась к качелям, на которую вперед меня успел сесть тот самый рыжий Женя.
– Можно к тебе? – я спросила очень робко.
– Садись, – он пододвинулся и мы уселись вместе.
Сначала мы качались молча, а потом его как прорвало. Он рассказывал мне про какие-то там машинки, гаражи, и дороги, про стройку чего-то там, потом снова про машинки, вдаваясь в безумное количество деталей обо всем этом. Не давал вставить и слова, не отвечал на вопросы, а просто говорил и говорил, в конечном счете, я потеряла нить его рассказа.
«Какой-то он дурак» - подумала я и начала петь.
Пела я все, что вижу, то пою. Полную тарабарщину. Но он не остановился, а все дальше рассказывал про свои грузовики и гаражи и запчасти. Вот так минут двадцать, пока я реально не выдохлась, мы качались.
– Пока, – крикнула я и спрыгнула с качели.
Он ничего не ответил. А я ускакала куда-то снова к забору, наблюдать. Не прошло и пяти минут, как он стоял рядом и снова рассказывал мне про свои гаражи. Монотонно и беспристрастно. Петь мне уже не хотелось, да и это его не останавливало, тогда я пошла к девочкам, предложила себя в роли покупателя в их дурацком магазине, лишь бы он не пошел за мной. Так вот я почти неделю бегала от него и его рассказов.
Рыжих я люблю, обычно это совершенно необычные личности, с рождения не такие как все. Но, тогда я поняла еще и вот что, иногда лучше оставить загадку загадкой и восхищаться со стороны, чем потом разочарованно вздыхать.